Последние отзывы
Очень рад, что побывал здесь. Отдыхом остался очень доволен: море положительных эмоций и отличная рыбалка! Погода тоже не подвела. Огромное спасибо Дмитрию Васильевичу! Обязательно приеду в следующем году с друзьями.
21.09.2011 Ильин Виталий, г. Москва
Подробнее

У "Сказки" в гостях и дома

В субботу рано утром в Димкиной квартире зазвенел звонок, и мама — Светлана Ивановна — пошла открывать тете Любе и ее дочке Оле.

— Не буду тут, я с тобой хочу,— упрямо пятилась на пороге Оля.

— Я тебе сто раз объясняла, «черная суббота» на заводе, мне работать надо,— укоряла ее тетя Люба.

Дети, к сожалению, хорошо знают, что такое «черная суббота» на работе у родителей, но им от этого не легче. Олина мама открыла сумочку и протянула Светлане Ивановне билеты: «Вот, Света, своди их в кафе, чтоб тебе тут с обедом не возиться. Кооператив какой-то открыл для детей. Люди хвалят...»

— Мама, а ты как, с нами будешь или только сдашь нас туда? — тревожно спросил проницательный Димка по дороге. И Светлана Ивановна почувствовала мгновенный укол в сердце: привык малыш, что вечно она его сдает куда-то, вроде как чемодан на хранение: в детсад, в школу, пионерлагерь. Ну сколько раз они вместе, семейно, куда-то пошли, поехали, попраздновали? Муж вообще часто в командировках. А соберутся родственники, друзья, так детей — в отдельный угол. Да и когда с ними особенно заниматься? Всегда работа, дела...

Захваченная размышлениями, Светлана Ивановна чуть не проскочила нужный номер дома, но вовремя спохватилась, и вот все трое — у двери кафе под названием «В гостях у сказки», а там — в небольшом мягко освещенном холле, который кажется подводным царством: из грота за ясным большим стеклом на камушки выползают большие узорчатые черепахи, смотрят блестящими глазами, покусывают водоросли.

— Здравствуйте, дети! Рады вас видеть,— раздается приветливый голос. Улыбающаяся красивая тетя показывает, как пройти в гардеробную, а затем по ступенькам — в зал. У входа посетители тормозят на мгновение, чтоб погладить огромного лохматого игрушечного кота, но вдруг видят почти такого же, но настоящего, и он как заправский гид важно шествует в зал. Дети — за ним.

...Небольшой, но высокий зал отделан с необыкновенным изяществом: ковровый пол мягко пружинит, стены затянуты холстиной с рисунком под старину — веселые простушки в пышных юбках и чепчиках с плетеными корзиночками в пухлых руках. Приветливая молоденькая черноглазая женщина провела их к столу, где уже сидели папа с мальчиком. И за другими столами тоже принаряженные мальчики и девочки. Присмиревшие — ведь для большинства из них сегодняшний обед первый «выход в свет» вместе с родителями.

Светлана Ивановна расставляла перед детьми расписные тарелки, и они радостно ахали, узнавая изображенных на них героев сказок и мультиков. Такой веселой посуды они сроду не видели. «Нравится? — поинтересовалась официантка.— Эту посуду специально для вас, ребята, расписали художники. Мы их об этом попросили».

Когда все взялись за вилки, в зале в длинном серебристо-зеленом платье появилась... Фея? «Меня зовут Татьяна Сергеевна. Я рада видеть, что конкурс «на чистую тарелочку» начался сам собой. Это чудесно! — так говорила «Фея».— У кого будет самая чистая тарелочка, тому достанется приз. Достанется приз и тому, кто умеет есть красиво, не «бодает» локтями соседа, знает, зачем на столе бумажные салфеточки». Дети посмотрели на стол, на соседей, некоторые убрали локти сами, иных поправили родители... Чистые тарелочки почти все понесли показывать Татьяне Сергеевне, стоявшей в ожидании на маленькой сцене. И каждый получил в награду один из фирменных календариков, заказанных специально для детского кафе.

Дальше — еще интереснее. Татьяна Сергеевна с маленькой ушастой обезьянкой прохаживалась вдоль столиков, и каждый мог дотронуться до зверька, погладить его, а Татьяна Сергеевна тем временем рассказывала, как приехала обезьянка в Ленинград из далекого Вьетнама, как она доверчиво относится к людям, ведь хороший человек не способен обидеть зверька. Со всех сторон тянулись к обезьянке маленькие ласковые, бережные ладошки, ни одной попытки дернуть или подразнить...

— Вижу, что любите животных, хвалила Татьяна Сергеевна.— Вот пообедаете хорошенько, познакомлю с другими зверушками, у нас тут целый зоопарк.

После сытного горячего супа детям хочется немножко передохнуть, поболтать, оторваться от стула. А вот мамам, папам и бабушкам кажется, что это неприлично, они шикают и пытаются успокоить неугомонных ребятишек, и вот уже вокруг унылые рожицы. Но тут — в самый раз — появляется высокий стройный Сказочник и приглашает всех поближе к сцене. Предлагает: делайте, как я! Гибкие его пальцы из воздуха «лепят» то птичку, то лисичку, то рака с клешнями. И ребячьи пальцы тоже. А когда устают немного, начинают вместе со Сказочником петь песенки, читать стихи. Но и это не все. К ребятам еще приходит Баба Яга, но не страшная, а веселая, в яркой атласной юбке. Она умеет свистеть, как мальчишка, дружески беседовать с животными на их языке. Она, оказывается, бережет лес вместе с его хозяином Лешим — Олешей. А как пляшет, как поет! Бланшетные, то есть огромные, чуть не в рост человека, куклы двигаются, как живые. Дима и Оля время от времени оглядываются на Светлану Ивановну, чтобы убедиться, что и ей весело. А Светлана Ивановна и вправду хохочет от души, и песни поет, и загадки разгадывает. И чувствует, как между ней и ребятами возникает нечто сближающее и согревающее всех их троих...

После чая детей приглашают спуститься в зоопарк при кафе, посмотреть на живущих там золотых фазанов, павлинов, забавного бобренка, умного вороненка Карлушу и важного попугая, на шустрых обезьянок Машу и Яшу. О животных ребятам рассказывает молодой ветфельдшер Лена. Она наблюдательна, обожает своих питомцев и в запасе у нее множество забавных и трогательных историй о поведении птиц и зверей.

— Ну как, понравилось? — спрашивает у детей и сама довольная донельзя Светлана Ивановна.

— Мама, знаешь что? — предлагает Димка. - Давай здесь жить, а папе напишем наш новый адрес.

Светлана Ивановна смеется, просит «Книгу отзывов» и записывает Димкино пожелание. Оля просит, чтобы и ее подпись поставили, и ее мамы тоже, ведь все-таки это ее мама принесла билеты, разве иначе они побывали бы здесь, «В гостях у сказки?» Светлана Ивановна пишет коротко, книгу рвут из рук другие мамы, всем хочется оставить доброе слово...

Вот она передо мной, теперь уже двухтомная «Книга Восторженных Отзывов», так бы я ее назвала.

«Отмечали здесь День рождения. Хорошее, умное дело начали Ильины!

Педагог-методист Дворца пионеров Луховская».

«Сейчас дефицит общения детей и родителей, и как-то восполнить его ставят своей целью работники кафе. Спасибо им! Н. Бессонов».

«Мы придем еще и еще! Мама, Маша, Папа».

«Наконец-то! Прекрасно все: кухня, интерьер, добрые и милые люди рядом. Да здравствует смелость, самоотверженность, честность! Как вас поддержать, чем помочь? Коллектив школы № 197».

Но вот и отрезвляющая запись:

«Дай Бог этому кафе вместе с его талантливым коллективом выжить. Я вынужден обратиться к сверхъестественным силам, потому что убежден, что естественные силы этому кафе не помогут: на такой все еще нездоровой экономике такой здоровый отросток не приживется. Жуков, житель улицы Балтийская».

Ужасно грустно сообщать читателю, что недоверчивый Жуков с улицы Балтийской оказался во многом прав. Трудна судьба маленького семейного* кафе, а жизнь его создателей — далеко не сказка. Тут самое время познакомиться с ними — большой семьей из десяти человек (не считая детей).

Во главе клана — мать и отец Ильины — Татьяна Сергеевна и Владислав Леонидович. С ними дочери, сын, невестка, зять, сватья. Они-то и стали организаторами и пайщиками кооператива. Большая часть семьи — педагоги по образованию со стажем. Вся семья живет, а теперь и работает под одной крышей. Связаны они, конечно, не просто узами родства или, допустим, вложенными в дело средствами. Деньги все-таки так не свяжут людей, даже родных, в одно-единое, как интерес к общему делу, заполнившему жизнь. Заводила всему — Татьяна Сергеевна. Владислав Леонидович, преподававший в вузе, сначала лишь помогал и только недавно решился уйти в дело с головой, окончательно расставшись с родной кафедрой.

Идея педагогического кафе не была внезапной; она выросла и созрела в недрах подросткового клуба «Подсолнух», которым руководила, еще работая в школе, Татьяна Сергеевна Ильина. Поднялась из практики давным-давно затеянных ею летних семейных путешествий, когда, собрав всю семью, она приглашала еще и друзей своих детей, и друзей семьи с детьми, с друзьями их детей... И отправлялись на юг, к морю. Останавливались в селах, деревнях, где поживописней. Работали в садах, помогая убирать урожай — не за деньги, принимали в благодарность за труды только разрешение полакомиться фруктами. Дети знакомились с национальным укладом другого народа, непохожим на их собственный, дружили с местными ребятами. Запоминали слова незнакомой речи, пробовали незнакомую еду, купались, удили рыбу. Наезжали и в города — на экскурсии в музей, в кино, театр. Лето пролетало солнечным ветром, наполненное множеством впечатлений.

Татьяне Сергеевне часто говорили с удивлением: «Господи, мало вам шума-гама в школе и дома! Отправили бы своих сорванцов в пионерлагерь. Пожили бы немного для себя...» Ее всегда поражало простодушное предательство, заключенное в подобных советах. Ей так же трудно было понять такие взгляды других людей, как другим людям — ее.

Деятельная, кипящая идеями, она, вероятно, могла бы обрести себя в самых различных сферах жизни — с ее-то практической хваткой и житейским опытом! Но ее призванием, ее точкой притяжения оказалось общение с детьми, жизнь для детей. И она очень рано осознала это. Осознала в беде, в горе, когда другие не обретают ничего, кроме безнадежности и отчаяния. Третий ее ребенок родился больным, таким больным, что сочувствующие доктора в роддоме советовали оставить малыша, уехать домой одной: есть ведь у нее уже двое детей.

А дома ее встречала вся семья. В большой утепленной коробке, окруженной с четырех сторон электрообогревателями, выхаживали, словно хрупкое растение, новую жизнь. Не месяц-два, потребовались годы заботы... В стройной, красивой девушке, ученице-отличнице, выступающей в кафе на представлениях детского народного цирка разве можно угадать тот самый комочек болезней и несчастья...

И снова, после этой девочки, родила Татьяна Сергеевна, заново возжаждав вдохнуть младенческое тепло, еще одного научить ходить, чувствовать, любить. Прожить с нуля еще одну жизнь и самой как родиться заново! Младшая дочь ее почти ровесница старшему внуку, и они большие друзья. Вокруг Татьяны Сергеевны дети, всегда много детей — и уже взрослых, и подростков, и малышей, своих и чужих... Это ее мир, ее среда. Она. невзирая на все тягости, живет именно так, как ей нравится. Многие ли могут сказать о себе то же самое?

На всю школу были известны детские новогодние праздники в доме Ильиных. Приглашали весь класс вместе с учительницей. Конкурсы, шарады, танцы, маскарад... Перед днем рождения каждого из детей выпускали специальную газету с шутками и поздравлениями. Клеили и раскрашивали, лепили — готовили сюрпризы для гостей...

Неудивительно, что многие вещи, в том числе и замечательные игрушки у входа в зал кафе, сделаны руками детей Татьяны Сергеевны. Они умеют шить и вязать, и рисовать, и столярничать. Сами обклеили стены в кафе, сами устроили игровую комнату в подвале.

Кому, как не им, Ильиным, знать толк в семейной жизни, чувствовать уют семейных обедов. Они ведь как соберутся — четырнадцать человек за одним столом — ощущают, какая они сила, как объединены и защищены перед невзгодами жизни. Не только красиво накроют, вкусно приготовят, но и новостями обменяются, посоветуются, душу в разговоре отведут. Галя, старшая дочь, учительница начальной школы, бывало, как начнет рассказывать истории из жизни своих девочек-мальчиков, так и телевизор забудет семья включить. А случалось, и ночевали, жили — то день, то неделю, то месяц — в их доме неустроенные дети из ее класса, из разоренных семей пьющих, опустившихся родителей.

Татьяна Сергеевна невысока, подбориста, быстра на ногу. Проницательный живой взгляд сквозь большие очки. Какой у нее характер? Уж во всяком случае не ангельский — какой же ангел выживет на нашей грешной земле, где приходится то и дело кидаться врукопашную с жизнью: лечить ли надо детей, учить ли,одевать ли, кормить... А уж чтоб кооператив решиться затеять! Тут без характера, без боевого задора, без напористости, без коммерческой смекалки споткнешься на первых же метрах пути. Но у Ильиной есть в характере, по счастью, весь набор лидерских свойств, чтоб встать у руля. И потому именно она ходила и в исполком, и в РЭУ, и в милицию, и в трест столовых, и в СЭС, уговаривала, боролась, укрощала...

Она была главным маховиком, вращающим дело, но энергию черпала в семье — в советах и поддержке мужа, в оптимизме разделяющих ее заботы и идею детей, к которым относила уже и зятя, и невестку. Мечталось ей когда-то, несколько лет назад, создать «Семейный центр», но мечту ее находили «чудаковатой», и в районных сферах чересчур активная учительница вообще многих раздражала: предлагала себя руководителем центра! Лезла, так сказать, в какую-никакую номенклатуру! В общем, в словах и бумажках умело погребли тогда ту идею.

Трудное, муторное, рвущее в клочья нервы пробивание можно все-таки взять на себя, когда охота действительно пуще неволи. Чтобы помочь сколотить первоначальный капитал кооператива, семья взяла не только ссуду (ее не хватило бы), но собрала средства по дальним родственникам. Многие вещи снесли в ломбард... Существовать кооперативу в конце концов позволили при тресте столовых Дзержинского района. Альянс, понятно, не из самых счастливых. Да и в самом деле, за что любить могучему тресту семейное кафе Ильиных? Такое малехонькое, самофинансируемое, оно умудряется принимать бесплатно детей из многодетных семей (до пяти лет) и за 25 процентов стоимости билета детей до 12 лет из этих семей. Родителям же многодетных семей даются 50 процентов скидки. Кафе регулярно кормит ужинами 100 детей из неблагополучных семей (составляет эти группы РУНО), активно помогает детским домам, приглашая детей на бесплатные праздники. Присылает на Новый год своего самого веселого Деда Мороза с подарками в районную больницу к хворающим детишкам. И ясное дело, продукты из кафе никто сумками не носит (не у себя же воровать!). Зарабатывают, конечно, неплохо. Заключили договор с бюро путешествий на обеды для групп туристов (наших, а нередко — иностранных). Принимают заказы на празднование юбилеев и другие торжества в банкетном зале. Семейные обеды — по субботам и воскресеньям. И кормится здесь до 1000 человек в день. При этом всегда высокое качество и идеальный порядок. Именно благодаря такой напряженной работе в кафе стабильный финансовый успех.

Их девизом мог бы быть: «У нас — все лучшее!» Если приглашают играть по вечерам музыкальную молодежную группу, так одну из популярнейших в Ленинграде. С кукольным театром договор — выбирают лучших кукловодов и «разговорников». Дед Мороз на Новый год и тот проходит серьезные испытания, прежде чем с ним заключат соглашение. Мне случилось присутствовать на новогоднем вечере, когда в кафе пришли поужинать американские подростки. Дед Мороз шутил с ними на английском языке, пел рождественские «кэролс» и учил русским словам. По-моему, американцы были в восторге.

Но в радость ли все это общепиту? Если бы эта Ильина еще сидела, затаившись в своем кафе, и довольствовалась фантазиями в его пределах! Так ведь — нет. И где тресту найти столько доброжелательства, чтобы порадоваться за кооператив, которому недавно один из заводов предложил заключить договор на организацию столовой, разорвав перед тем отношения с опостылевшим общепитовским пищеблоком после длительных жалоб рабочих? «Обедать теперь люди будут на скатертях, шторы нарядные повесим, как у нас в кафе. Посуда вся с золотым ободком, а граненые стаканы — вон. Командовать там будет Галя»,— рисовала свои ближайшие планы Татьяна Сергеевна, пока мы тряслись в «рафике», доставлявшем в заводскую столовую приготовленный пока на кухне кафе обед — тушеную печень с рисом. Пахло от кастрюль так, что слюнки текли...

А фантазий и планов для своего кафе у Татьяны Сергеевны достаточно: оборудовать игровую комнату для детей, где будут электронные игры, куклы, роботы, шахматы, тренажеры чего душе угодно. Захотят родители в гости пойти или в кино, могут оставить детей здесь, под присмотром воспитателя. Есть в кафе зоопарк, но решили купить еще и пони — летом катать детей, которые приходят пообедать в кафе. Мечтала сделать вольеру для павлинов и фазанов прямо во дворике такая красота всем в радость! Не вышло. Заведующая детским садом, что по соседству,— ни в какую! Что за новости: у государственного детсада такого нет, а кооперативу — пожалуйста?..

Были недавно в кафе «В гостях у сказки» посетители из Финляндии, так все эти идеи оценили сполна. Один деловой человек, оказавшийся в группе, предложил Ильиным, не мешкая, в ближайшее же время, построить на паях детскую гостиницу в Ленинграде. Его туристское бюро в Хельсинки могло бы иметь здесь резервные места. С обоюдной, конечно, выгодой. Какие они там, в Финляндии, быстрые! Тут бы флигелек заброшенный во дворе выпросить у городских властей под детскую кондитерскую: сын Ильиных получил новую профессию — кондитера, увлекся ею и такие пирожные и пирожки сотворяет — со всего Ленинграда сбегались бы. Но пока это все мечты, мечты...

Как Татьяна Сергеевна управляется с таким сложным и все-таки, невзирая на все трудности, мало-помалу разрастающимся хозяйством? На ключевых постах в кооперативе члены семьи: мать — лидер; отец — ревизор, водитель, снабженец, координатор; черноглазая невестка Инна — кассир и администратор; сватья — главный повар; дочка Галя — руководит заводским филиалом кафе; сын Костя — кондитер. Есть еще «договорщики»— помощники на кухне, ветфельдшер, официантки, бухгалтер. По мере надобности — артисты, электрики и т. д.

В своей политике в коллективе Ильины держатся все той же семейной педагогики, суть которой — делать добро и поощрять труд. Новый год да и другие праздники они встречают всем коллективом. Работающие в кафе приводят на праздник-складчину своих близких и, конечно, детей. Маскарад, самодеятельность, розыгрыши, танцы. И молоденькие официантки Юля и Ира, и более умудренный жизнью водитель Володя, и бухгалтер Леночка,— все в один голос уверяли, что не проводили праздников более теплых, веселых и увлекательных, чем в родном кафе. А будни?

И о буднях тут заботятся. В кооперативе поощряют тех, кто работает самоотверженно, им тут же прибавляют зарплату, и годовая поощрительная премия может выразиться весьма весомо: в форме японского магнитофона, к примеру. Прибавляют в зарплате и тем, кто бросает курить. Это касается и детей Ильиных. У Татьяны Сергеевны появилась еще мысль создать нечто вроде детского сада при самом кафе для детей работающих здесь мам: пусть общаются, видят своих детей в течение дня — это для детей важно. Небольшие остатки съестного кооператоры не выкидывают в помойку, как это, не моргнув глазом, делает общепит, а везут в Гатчину, в одно знакомое подсобное хозяйство, где взамен получают козье молоко для детей всех сотрудников.

Интересный человек муж Татьяны Сергеевны — гидроакустик по специальности, человек бывалый, основательный, немало работал он в дальних краях, дрейфовал на льдине СП—20, ходил на судах в Японию. Многое испытал. Пришел к серьезному выводу: «Без семьи человек какой-то... обобранный, что ли, жизнью». Он разделяет не только идеи Татьяны Сергеевны, но и все трудности, которых, увы, не убывает. Несмотря на растущую популярность и внимание ленинградской прессы, радио и телевидения и даже благорасположение председателя Дзержинского райисполкома О. Н. Горяинова. Председатель согласен, что и кафе уникальное, и Ильины — люди удивительные, и педагогическая программа их замечательная. Но у председателя слишком много забот. И не побежишь к нему всякий раз, как налетают очередные «прове рялы», когда составляются и рассылаются угрожающие акты. Явятся, например, и требуют предъявить контрольные журналы. Не заполнены? Непорядок! Вот ведь какие они, эти кооператоры!— пришпиливают их проверяющие. Средства в Армению посылать в связи с землетрясением могут (по радио даже о них сообщили!), а нанять кого-нибудь журналы оформить — не в состоянии? Но как, действительно, вложить в старые, проржавевшие формы привычного для общепита обихода новое, не умещающееся в них содержание? Как и где оформить, скажем, зоопарк? Как «отразить» лотерейные билеты, полученные в Дзержинском Стройбанке, которые кооператоры не продают, а дарят гостям? Как в документах «показывать» бесплатное питание, подарки милосердия, призы детям?

...Мы сидим в маленьком кабинетике Татьяны Сергеевны, а в углу, в детской кроватке, лежит щекастый розовый внучонок Миша. Ему несколько месяцев. Мама Инна время от времени вбегает сменить сыну штанишки, подержать на руках. Он спокойно дремлет под звуки родного бабушкиного голоса, мурлычет пушистая кошка Нэнси. За стеной ходят его большие и маленькие родственники, музыканты пробуют инструменты. Семья рядом. Все хорошо...

Все ли? Бабушка расстроена, сидит над очередным посланием в райисполком. На Новый год решили украсить дворик кафе, иллюминировать, сделать гирлянды. Купили 1000 лампочек, пригласили электриков, работа закипела. Но тут явились из ОБХСС, потребовали магазинный чек на лампочки, долго смотрели его зачем-то на свет... Потом пришли другие, проверять правильность проводки. Наконец, потребовали иллюминацию отключить. Почему? Ведь на все это имелось разрешение, зафиксированное в бумагах.

Любят у нас гасить... Не потому ли, что при свете яснее контрасты между ярким и серым, бескорыстным и алчным, творческим и тупым?

Я спросила заведующую детским садом, соседствующим с кафе, Н. П. Москалик, почему бы ей не дружить с семьей педагогов-кооператоров? Ведь Ильины готовы помочь саду. И не по мелочам — скажем, построить бассейн для детишек, фонтан соорудить. А в ответ услышала: «Лучше бы они куда-нибудь убрались отсюда вместе со своей благотворительностью. Как без них было спокойно!»

Нина Петровна ни разу не приняла предложение Ильиных зайти в кафе, даже да родители малышей из ее же детского сада привели их туда по приглашению Ильиных на елку. Зато в разговоре намекает на всевозможные недостатки «в тот доме», пересказывает чьи-то разговоры:» будто «там» мучают животных. А вот у жителей, как видно, другая информация. Ветфельдшер Лена здоровье ежика проверила, потом Татьяна Сергеевна принесла его в зал: «Дети, конкурс на лучшее имя для ежика!» Назвали Егорушкой. Я рассказываю этот случай, а Нина Петровна отводит глаза, ей не хочется этому верить. Вот не хочется и все тут! Может, потому, что два руководителя этих двух учреждений представляют разные направления нашей жизни? Детсад волей-неволей отрывает детей от семьи, это учреждение казенное, а детское педагогическое кафе стремится детей и родителей соединять, расформировать. Отсюда — и стиль разный, разные подходы, психология не совпадает... А тут уж наслаиваются и личные амбиции.

Не берусь выступать в качестве ревизора коммерческой деятельности кооператива «В гостях у сказки»— их и без того достаточно. Но свидетельствую, что главные ревизоры — посетители кафе — никаких претензий ни с какой стороны хозяевам не предъявляют. Более того, список желающих попасть сюда, провести здесь выходной день вместе с детьми все удлиняется...

...Трудно Ильиным вырывать право на существование — раунд за раундом у всесильных государственных организаций. Бюрократизм и недоброжелательство стараются послать их в нокаут. Выстоят ли? Выстоит ли их дело, в основу которого положена замечательная идея консолидации семьи, подъем с помощью избранных ими и доступных им средств педагогической культуры населения? Идея человеческого единения, ныне столь популярная в нашей стране, прекрасна и радостна. Эта идея неплохо служит нашей экономике бригадный подряд, кооператив... Особенно кооператив семейный. И если приглядеться к Ильиным, то здесь, как в зеркале, можно увидеть разнообразные, в том числе и демографические, и экономические достоинства общего семейного дела. Выдающийся педагог В. А. Сухомлинский как-то сказал, что мы вступаем в такой период, когда невозможно обществу находиться на нынешнем уровне педагогической культуры всего населения. Так отчего же мы не можем защитить того, кто хоть сколько-нибудь повышает его, помогает снимать коросту заскорузлости?

Ведь, кажется, самое время пришло осуществить давнюю мечту Татьяны Сергеевны Ильиной — создать районный «Семейный центр». Идея эта, как помните, была в свое время погребена в бумагах профессиональных бюрократов. По сути одной из первых в стране Ильина заговорила тогда о создании Ассоциации родителей, сначала в масштабах своего района. Сегодня признано, что такая Ассоциация нужна как воздух и не просто в качестве дополнительного контроля общественности, но и для того, чтобы помочь вернуть самоценность семейного единения. Иными словами, это та реальная общественная сила, которая позволила бы развиться, вызреть новым формам педагогики и бытовой культуры, что в какой-то степени воплощено в нынешней деятельности Ильиных.

С. ВАСИЛЕЦ



Перейти в фотогалерею
Адрес: Саратовская обл.,
Ленинский р-он 1-я Одесская улица 15
Звоните: +7 (8452) 59-00-90.
Email: lukomorie-info@rambler.ru

«Любой человек, имеющий хотя бы капельку
внутреннего сосредоточения, а также желающий
уединиться от суеты города и жизненных проблем,
непременно найдет здесь необходимые сокровища»