Последние отзывы
Очень рад, что побывал здесь. Отдыхом остался очень доволен: море положительных эмоций и отличная рыбалка! Погода тоже не подвела. Огромное спасибо Дмитрию Васильевичу! Обязательно приеду в следующем году с друзьями.
21.09.2011 Ильин Виталий, г. Москва
Подробнее

Особый ребенок

Под новой рубрикой с Вниманию народных депутатов» редакция намерена поднимать такие проблемы семьи и школы, которые стоят особенно остро и требуют государственного решения. Отдаем отчет в том, что острых проблем в стране множество. В их ряду н эта — социальное положение семей, где растут дети, инвалиды с детства.

Квартира у Викторовых просторная, светлая. Получили совсем недавно, с боем. Из мебели — диван, буфет, стол, старенький телевизор и три стула. Один из них Ирина Григорьевна предлагает мне, а на другой усаживает сына Юру.

В свои одиннадцать лет Юра обыгрывает папу в шахматы, читает Марка Твена и «Занимательную библию» и бывает «кое в чем не согласен с авторами». Но... В свои одиннадцать лет Юра не может самостоятельно передвигаться по комнате, обслужить себя.

Юра — вечная боль Ирины Григорьевны. Возраст, тяжелая беременность, неудачные роды, и вот результат — больной ребенок. Детский церебральный паралич.

— Какие у нас проблемы? — Ирина Григорьевна маленькая, какая-то беззащитная. Я все время боюсь ее обидеть.— Проблем не перечесть. Например, наш папа никак не может купить себе ботинки за 13 рублей. За все одиннадцать лет, что у нас есть Юра, папа износил пять пар ботинок, каждая стоимостью 13 рублей. Одной пары ему хватает обычно на два года. Но в этом году дешевые ботинки почему-то исчезли из продажи, а покупать обувь стоимостью в 30 рублей нашей семье не по карману.

— У Юры из одежды — две рубашки, трое трикотажных дешевых брючек, которые тоже сейчас исчезли из продажи. На зиму связала ему рейтузы, шапочку, купила сапоги. Сама хожу, видите, как...

Если бы можно было хоть на немного заглядывать вперед, то в свое время Ирина Григорьевна пошла бы учиться на портниху, чтобы работать на дому, или учительницу — можно было бы самой давать уроки Юре. Но поступать в педагогический Ирине Григорьевне поздновато, да и профессиональной портнихой она вряд ли станет. Поэтому Ирина Григорьевна Викторова, сорока пяти лет, дипломированный инженер-химик, пока моет полы в соседней поликлинике за 80 рублей в месяц.

— Бюджет семьи? Двести рублей папа наш получает — он шофер, тридцать — Юра и восемьдесят — я... —

Куда тратим деньги? Платим массажисту по 7 рублей 50 копеек за сеанс. Вот и считайте: четыре массажа — 30 рублей, а если десять массажей в месяц, то все 75. Вот и нет моей зарплаты. Конечно, очень дорого, но массажист пообещал поставить Юру на ноги, а какая мать не заплатит любые деньги, чтобы видеть своего ребенка здоровым.

В доме Викторовых надеются не только на массажиста. Руками Андрея Борисовича оборудован целый спортивный уголок: турник, лестница, гимнастические кольца. Ежедневные упражнения помогли Юре сделать хоть несколько самостоятельных шагов.

Ирина Григорьевна работает уборщицей полгода. Я спросила ее, почему она раньше не устраивалась на работу, если ее семья так нуждается?

— Когда Юра был поменьше, не могла его оставить надолго — его мучали страхи. Потом лечились в санатории, ездили к доктору Касьяну, к знахарке в Молдавию, по нескольку месяцев лежали в больнице.

Когда пошла в бюро по трудоустройству, мне предложили шить простыни по 5 копеек за штуку и наволочки — по 6 копеек. И при этом норма — полторы тысячи простыней в месяц. Даже если работать без выходных, то ежедневно нужно шить 50 простыней. Для меня это нереально. Еще предлагали шить вставки для обуви по 4 копейки за штуку. Правда, люди, случается, зарабатывают по 50—60 рублей. Может быть, я одна такая нерасторопная? Вот и мою полы...

Здесь тоже свои проблемы. Хотелось бы вывезти ребенка на лето в деревню, но не знаю, дадут ли мне отпуск. Ведь нет же такого положения, чтобы работающей матери ребенка-инвалида предоставляли отпуск в летнее время?

Мне очень хотелось ответить Ирине Григорьевне на этот вопрос, как и на многие другие вопросы матерей детей-инвалидов, которые обратились в редакцию журнала. Поэтому я собрала письма наших читательниц и отправилась с ними в Министерство социального обеспечения РСФСР к ведущему специалисту Главного управления социально-бытового обслуживания Марии Владимировне Глебовой.

«Однажды в «Вечерке» прочитала, что детям-инвалидам с детства выплачивается пособие от 30 до 50 рублей. Моему сыну одиннадцать лет. У него — ДЦП. Какое пособие он должен получать?» — спрашивает М. В. Цоева из Москвы.

— Дети-инвалиды с детства в возрасте до 16 лет получают пособие 30 рублей в месяц. Инвалиды с детства, достигшие шестнадцатилетнего возраста, получают пособие по I группе инвалидности — от 30 до 50 рублей в зависимости от заболевания, по II группе — от 25 до 40 рублей.

«Имеются ли льготы у детей-инвалидов в приобретении лекарств? А то один врач говорит, что «положено бесплатно», другой говорит «не положено»,— интересуется М. Игумнова, г. Казань.

— Детям-инвалидам с детства в возрасте до 16 лет лекарства по рецептам врачей отпускаются бесплатно, а инвалидам с детства I и II группы, получающим пособие, предоставляется пятидесятипроцентная скидка со стоимости лекарств, отпускаемых по рецептам врачей.

«Часто приходится пользоваться транспортом. В одном городе продают билет с пятидесятипроцентной скидкой на ребенка и его мать, в другом отказывают. Объясните, кто прав?» — задает вопрос В. С. Эелемницкая, г. Днепропетровск.

— Дети-инвалиды по зрению, не имеющие двух конечностей или с параличом двух конечностей имеют право бесплатного проезда на всех видах городского пассажирского транспорта (за исключением такси) и на автомобильном транспорте общего пользования (за исключением такси) в сельской местности в пределах района по месту жительства. Право бесплатного проезда родителям детей-инвалидов не предусмотрено.

Для детей-инвалидов с детства введена иятидесятипроцентная скидка со стоимости проезда в осенне-зимний период по железной дороге, на воздушном, водном и междугородном автомобильном транспорте. Эта льгота также распространяется на лиц, сопровождающих инвалидов I группы (не более одного сопровождающего).

«Входит ли в трудовой стаж время ухода за больным ребенком?» — спрашивает В. И. Семушкина из г. Чебоксары.

— Время ухода за больным ребенком в трудовой стаж его матери не входит.

«Имею ли я право как мать ребенка-инвалида на регулярный отпуск в летнее время?» — волнуется И. Г. Викторова из Москвы.

— Этот вопрос можно решить только по согласованию с администрацией того предприятия, где вы работаете.

«У меня двое детей, один из которых — инвалид с детства, а отпуск очень маленький и предоставляется не всегда в то время, когда мне удобно. Имею ли я право на дополнительный отпуск за свой счет?» — интересуется И. Т. Забелина из Курской области.

— И этот вопрос можно решить только по согласованию с администрацией предприятия.

«Есть ли у семьи, где воспитывается ребенок-инвалид льготы на первоочередное получение квартиры и установку телефона?» — таков вопрос И. Курденко из г. Ростов-на-Дону.

— Предоставление льгот на первоочередное получение квартиры и установку телефона семье, где воспитывается ребенок-инвалид с детства, относится к компетенции исполкомов местных Советов.

«Несколько месяцев назад наша семья оказалась в бедственном положении, и я обратилась в райсобес Пролетарского района города Москвы с просьбой оказать нам материальную помощь, так как мы воспитываем ребенка-инвалида. Но мне отказали,— сообщает О. Г. В.— Неужели нет никакой возможности помочь таким семьям, как наша?»

— Фонд материальной помощи, которым располагают райсобесы, очень незначителен. Поэтому, как правило, райсобес помогает лишь пенсионерам по старости, получающим минимальную пенсию. Но мы настоятельно рекомендуем райсобесам совместно с предприятиями создавать специальные фонды материальной помощи, и там, где такие фонды созданы, оказывается материальная помощь семьям, воспитывающим детей-инвалидов.

«В нашей семье растет ребенок-инвалид с детства. Может ли наша семья пользоваться какими-либо льготами в приобретении продуктов питания и товаров первой необходимости?» — спрашивает Т. Г. Мак-сименко из г. Днепропетровска.

— Обеспечение инвалидов промышленными и продовольственными товарами относится к компетенции исполкомов местных Советов народных депутатов и зависит от их ресурсов.

Здесь я добавлю кое-что от себя лично. При каждом исполкоме местного Совета есть торговый отдел, где известны списки товаров, которые может приобрести семья инвалида. В процессе работы над этим материалом я заметила, что те мамы, которые побойчее, сумели и холодильники дефицитные приобрести, и на мебель записаться, а те, которые пробивными качествами не обладают, про существование этих порядков и слыхом не слыхивали.

Но как бы то ни было этим и ограничиваются льготы для детей-инвалидов с детства и их семей. Правда, число льгот собираются увеличить, но это, как говорится, дело неопределенного будущего.

...Оле Анциферовой тринадцать лет. Она самостоятельно может подняться на четвертый этаж блочного дома, где живет с мамой. Правда, каких усилий это стоит Оле, знает она сама и ее мама.

Свой первый шаг Оля сделала в четыре года. До этого перенесла стафилококковую инфекцию, и как результат — ДЦП. Интересно, что диагноз Оле поставил не участковый педиатр или другой специалист, а бабушка на лавочке. «Диагноз» бабушки подтвердили специалисты, и Олины родители забили тревогу. Сначала Олю повезли в Хаджибей, потом в Евпаторию, потом в Молдавию, потом в Калугу. Надо отдать должное Олиному папе — он большой начальник и сумел предоставить Оле возможность побывать в очень неплохих санаториях да и еще вместе с мамой. Для иллюстрации скажу, что в санатории от Министерства обороны после операции Оле Анциферовой давали черную икру, в обычном же санатории черной икры уже не давали.

Как считает мама Оли Светлана Владимировна, если бы не эти санатории, Оля, возможно, совсем бы не пошла. Так что спасибо папе и его должности. Теперь же, когда мама с папой в разводе, и Оля лечится на общих основаниях, ее очередь на получение путевки в санаторий 702-я. В лучшем случае, года через три ей удастся туда попасть. А к тому времени Оля Анциферова закончит школу, и ей нужно будет подумать о профессии.

— Кем бы вы хотели видеть свою дочь? — спросила я у Светланы Владимировны.

— Неплохо было бы Оле выучиться на переводчика. Можно работать на дому. Способности у нее есть.

Итак, переводчик. Значит, институт.

«Разрешить принимать вне конкурса в высшие и средние специальные учебные заведения инвалидов I и II групп, которым согласно заключениям врачебно-трудовых экспертных комиссий не противопоказано обучение в указанных учебных заведениях». Это я цитирую Постановление ЦК КПСС, Совмина СССР и ВЦСПС от 27 марта 1986 года № 400 «О мерах по дальнейшему улучшению условий жизни инвалидов с детства». И далее: «Установить, что инвалиды I и II групп, окончившие высшие и средние специальные учебные заведения (независимо от формы обучения), направляются Министерствами и ведомствами для трудоустройства, как правило, по месту жительства в соответствии с приобретенной ими специальностью».

Допустим, Оля Анциферова поступит в институт и выучится на переводчика. А дальше? Вуз, где она училась, ее трудоустройством заниматься не будет. Олины документы,вероятнее всего, попадут в райсобес, как это случилось с Валерием Б., и что будет делать инспектор райсобеса по трудоустройству инвалидов, который в лучшем случае располагает информацией с промышленных предприятий — где кто требуется, с дипломированным переводчиком? Звонить куда-то и спрашивать, есть ли у них работа для Оли?

Валерий Б. окончил Всесоюзный заочный юридический институт в 1981 году. Его документы из института направили по месту жительства, где трудоустроить его по специальности не смогли и переслали документы в ЦК КПСС с сопроводительным письмом. Письмо это в свою очередь было переслано в Министерство юстиции... И так далее. В конце концов работу Валерию нашли — стал клеить кубики Рубика на фабрике игрушек. А его приятель, тоже инвалид, дипломированный экономист, обучает игре в шахматы детишек во Дворце пионеров. Еще повезло.

Может, не стоит Оле Анциферовой рисковать и идти туда, где и здоровых выпускников не всех удается пристроить? Не лучше ли попытать счастья в специальном учебном заведении системы Мин-собеса?

Передо мной методические разработки, где дан перечень специальностей, которые можно получить в средних специальных учебных заведениях (техникумах), а также ПТУ системы социального обеспечения. Перечислю некоторые из них: бухгалтер промышленного учета, бухгалтер бюджетного учета, закройщик мужской и детской одежды, закройщик женского и, детского легкого платья, медицинский лаборант, переплетчик, обувщик, агроном, архивовед... Дальше перечислять не буду, добавлю только, что в системе Минсобеса РСФСР 34 ПТУ и 12 техникумов, которые ежегодно выпускают 700 специалистов. Из них удается трудоустроить только 60 процентов. В этом году положение и того хуже. Для 698 выпускников ПТУ и техникумов нашлось всего 60 мест. Хорошо, что время обучения входит в трудовой стаж и выпускники после окончания получают уже пенсию, а не пособие. И то хлеб.

Госплан не предоставил ни одного места выпускникам-инвалидам. Отказали и другие министерства и ведомства: Министерство бытового обслуживания РСФСР, Министерство местной промышленности, Министерство путей сообщения, Министерство легкой промышленности. Впрочем, имеет ли смысл перечислять, кто отказал...

Так, может, Оле лучше сразу пойти работать?

Но я как-то остерегаюсь дать такой совет, пока. У меня в руках два факта, которые я никак не могу увязать между собой.

Факт первый. Разрабатывается программа мер по проблемам инвалидности на 1990—1992 годы. Эта программа среди прочих хороших пунктов содержит, например, такие:

«Освободить от оплаты подоходного налога инвалидов труда и с детства I и II групп по всем получаемым ими доходам, включая зарплату (независимо от размера)».

«Возложить с 1 января 1990 года на администрацию предприятий, организаций и учреждений обязанность выплачивать инвалиду среднюю зарплату в течение года в случае, когда администрацией не были приняты все необходимые меры к дальнейшему использованию его труда в соответствии с рекомендацией ВТЭК...»

Но дело в том, что разработанная программа мер пока не имеет экономического и финансового обоснования. И еще кто знает, какие хорошие предложения останутся в программе, а какие — нет.

А факт второй очень грустный. По Российской Федерации только за 1988 год по решению трудовых коллективов с предприятий и из организаций было уволено 155 тысяч инвалидов. Армия безработных инвалидов пополнилась. Не добавятся ли к ним сегодняшние выпускники-инвалиды ПТУ и техникумов? Не ждет ли такая же судьба Олю Анциферову?

И еще об одном. Недавно в Москве в Выставочном зале на Красной Пресне проходила выставка зарубежных транспортных средств для инвалидов. Очевидцы рассказывают, что она произвела на всех очень сильное впечатление. Среди прочих образцов демонстрировались детские коляски, которых у нас в стране пока нет. Однако ведутся переговоры по закупке инвалидных транспортных средств. Может быть, теперь бедные мамы не будут носить своих десяти-одиннадцатилетних детей на руках?

Но когда у сотрудника Министерства здравоохранения по телефону пыталась выяснить, сколько инвалидов у нас в стране нуждается в колясках и каких именно, сотрудник отказался дать такую информацию. Может, потому что лично он в инвалидной коляске не нуждается?



Перейти в фотогалерею
Адрес: Саратовская обл.,
Ленинский р-он 1-я Одесская улица 15
Звоните: +7 (8452) 59-00-90.
Email: lukomorie-info@rambler.ru

«Любой человек, имеющий хотя бы капельку
внутреннего сосредоточения, а также желающий
уединиться от суеты города и жизненных проблем,
непременно найдет здесь необходимые сокровища»