Последние отзывы
Очень рад, что побывал здесь. Отдыхом остался очень доволен: море положительных эмоций и отличная рыбалка! Погода тоже не подвела. Огромное спасибо Дмитрию Васильевичу! Обязательно приеду в следующем году с друзьями.
21.09.2011 Ильин Виталий, г. Москва
Подробнее

Чего не должно быть в детском саду

К детским яслям и садам у нас всех много претензий. О проблемах детских дошкольных учреждений не раз писал и наш журнал. Надеемся, читатели познакомились со статьями кандидата медицинских наук, психотерапевта А. Захарова «Ясли: плюсы и минусы» (№ 5 за 1989 год) и «Ребенок идет в детский сад»(№ 6 за 1989 год). В этом номере журнала мы предлагаем вниманию читателей обзор писем родителей, которые высказывают свои критические замечания в адрес детских садов.

Не так давно большинство писем родителей содержали стереотипные претензии к дошкольным учреждениям: не принимают ребенка в сад, мало мест, помогите устроить... Нельзя сказать, что основания для подобных жалоб исчезли совсем. И сегодня в стране не хватает больше миллиона мест. Но все же письма стали другими: определение ребенка в дошкольное учреждение родители рассматривают как исходный момент. Только присмотр, только уход за малышом уже никого не удовлетворяют. Родители ждут от детского сада гораздо большего, они воспринимают его как первейшего помощника в воспитании, развитии и обучении детей. И, судя по письмам, очень чувствительно реагируют на все, что мешает такому сотрудничеству.

Вот что пишет А. И. Иванова из г. Нижний Тагил: «Каждое утро мой Илюша спрашивает: «А кто сегодня утром работает, Ольга Андреевна или Клавдия Петровна?» Скажу, что Ольга Андреевна, он сразу начинает торопиться. А если утром смена Клавдии Петровны, то сынишку приходится буквально тащить всю дорогу до детского сада. Мне обе воcпитательницы кажутся одинаково хорошими, даже не пойму, в чем дело...»

Понять несложно: торопится человек на свидание с тем, кого любит, а чего ж торопиться, если полдня предстоит провести с человеком, лично тебе не симпатичным. Самочувствие ребенка, его настроение, его душевный комфорт, наконец, его любовь или нелюбовь к детскому саду, напрямую зависят от конкретной Елены Ивановны или Антонины Семеновны, которые работают в группе.

Работать с детьми трудно.

Режим, игры, занятия, прогулки все по часам, по минутам, а Алеша ущипнул Лену, Костя соорудил фонтан в умывальнике. Света не желает есть кашу, Лиля ябедничает на мальчишек. Светопреставление... И надо одновременно убедить Алешу извиниться перед Леной, обсушить промокшего Костю, помочь Свете справиться с кашей, защитить Лилю от клички «ябеда соленая, на костре вареная» и шепнуть ей: «Разве можно жаловаться на своих друзей, ведь вы друзья, правда?» И всё время помнить, что на тебя смотрят множество глаз, от которых ничего не ускользнёт. Поэтому воспитательнице всегда надо быть «в форме»: терпеливой, ласковой, требовательной, справедливой, заинтересованной, сочувствующей, подтянутой, внимательной...

К сожалению, не всегда нашим детям везёт на таких воспитателей.

«Галина Михайловна очень рассердилась, что мы долго одевались на прогулку, и заставила нас одеваться и раздеваться, одеваться и раздеваться... Мы очень устали, вспотели, а потом сговорились, встали на коленки и стали просить Галину Михайловну нас простить. Она сначала не хотела, потом простила, мы оделись и пошли гулять». Рассказ моей шестилетней дочки передаю дословно, но не подписываюсь, иначе ей будет плохо» (Москва).

Ещё одно письмо от П. Фёдоровой из г. Орла: Мне надо было забрать сына из садика пораньше. Я пришла за ним, когда дети еще обедали, и стала свидетельницей такой сцены: одна из девочек ела очень медленно и неохотно. Воспитательница сказала: «Если за пять минут не поешь, я скажу Лёне, чтобы он тебя накормил!» Девочка заторопилась, ела, давясь. Ровно через пять минут (неужели нельзя было их растянуть, если ребенок старался!) воспитательница велела мальчику, сидящему рядом, взять ложку и приступить к кормлению. Он впихивал девочке в рот ложку за ложкой, она мотала головой, плакала, вся перемазалась, а дети смеялись. По дороге из сада спросила своего Алешку: «Не жалко вам было девочку?» Он махнул рукой: «А-а, эта Машка всегда дольше всех за столом сидит! Марья Григорьевна сказала, что переведет ее в ясельную группу, пусть ее там из соски кормят...»

Почему так обжигают (не подберу другого слова!) эти письма? Да потому, что они, как больной страшный сон, не должны иметь ничего общего с действительностью! Рассказанное в письмах полностью противоречит представлению о воспитателе, просто опрокидывает его. В детском саду ребенок должен чувствовать себя счастливым. Ощущение счастья рождается у него от сознания, что его любят, что он надежно защищен от обиды, от несправедливости, от унижения. Да это первое, самое главное, чего ждут родители от детского сада — чтобы их ребенок чувствовал себя там счастливым. А какое уж там счастье, если малыш не гарантирован от унижения!

Ленинградка Н. Р. пишет в редакцию: «Вадик категорически отказался идти в детский садик и не хотел говорить, что у него там стряслось. Мне дети рассказали, что во время дневного сна Вадик плохо себя вел: шалил, бросался подушкой. Тогда воспитательница (не хочу называть ее имени) сняла с него трусики и заставила стоять на кроватке для всеобщего обозрения. Шестилетнего мальчика! Разве допустимы подобные наказания? Они могут породить только озлобленность и больше ничего...»

Унижение ребенка в такой, я бы сказала, садистской форме встречается нечасто. Но мелочных уколов на долю ребенка в детском саду выпадает немало. Чаще всего они просто выражают стиль поведения воспитательницы, её некультурность, грубую манеру разговаривать, отвратительную привычку не придавать значения словам. И ребенок в течение дня слышит: «Отстань! Не мешай! Не лезь! Не связывайся с ним! Наказание мне с тобой!» А ведь в детском саду воспитательница как профессионал, как педагог не имеет права так обращаться с ребенком.

Не может быть воспитателем человек душевно черствый, грубый, некультурный, сухой, эгоистичный. Печально, что, судя по письмам родителей, во многих детских садах, особенно — сельских, нередко работают воспитателями случайные люди. Это не всегда вина руководителей детских учреждений, чаще — беда. Почему? Объяснить можно, хотя от этих объяснений не легче ни детям, ни родителям: недостаточно строг отбор абитуриентов в педучилищах и в пединститутах, зарплата у дошкольных работников, даже после повышения, в среднем самая низкая в стране (110—150 рублей). А главное—оценка труда почти всегда чисто формальная: в порядке ли групповая комната, выполняется ли план работы, опрятны ли дети и так далее.

Собственно говоря, ничего сверхестественного для своих ребят родители и не требуют. Они хотят, чтобы в детском саду ребенок изначально правильно воспитывался и развивался. Вполне обоснованно и законно хотят, потому что физическая культура, знакомство с окружающим миром, приобщение к красоте, понимание, «что такое хорошо и что такое плохо» (в доступных возрасту ребенка пределах), привитие чувства коллективизма и интернационализма, трудолюбия и уважения к людям — все это значится в Программе воспитания, которая является обязательной для всех без исключения детских дошкольных учреждений. Как осуществляется все это на практике? Давайте вновь обратимся к письмам.

«Когда только ни приду в сад, всегда вижу одну и ту же картину: дети сидят на стульчиках, а воспитательница в это время чем-то занята, что-то пишет. Моей Даше четыре года, она очень подвижный ребенок, дома минутки не побудет в покое — каково же ей вот так сидеть, ничем не занимаясь»,— пишет И. Петрова из г. Херсона.

Ох, если бы только в детском саду города Херсона детишки сидели! Ежедневно великое множество ребят.

Особенно в младших и средних группах — старших труднее удержать на месте — так же, как Дашу, воспитатели усаживают на стульчики. Очень удобно, дети на виду, никто не набьет себе синяков и шишек, воспитательница в это время может сделать что-то полезное, например, подготовиться к завтрашнему занятию, заполнить дневник воспитательной работы... Дел всегда невпроворот.

Что значит это сидение для ребенка? Четырехлетний, к примеру, может находиться в состоянии неподвижности от силы пять минут. Потом ему становится скучно, неудобно, он начинает вертеться, выискивать хоть какое-нибудь занятие: задевает соседа, играет с носовым платком или собственными пальчиками, подпрыгивает на месте. Состояние неподвижности не просто трудно, оно вредно для малыша, потому что замедляет физическое развитие, искусственно задерживает потребность в движении. Это физически, а психологически? Для ребенка каждая минутка его жизни наполнена смыслом и интересом, даже когда он складывает из кубиков дом или выясняет отношения с приятелем. Усаженный на стульчик, он просто не может понять, почему надо находиться в такой противоестественной для него позе. Подчиняется только из послушания, из страха наказания. И это тоже унижение, вредное, как любое другое унижение. А время проходит для ребенка впустую. Можно бы послушать сказку, поиграть, рассмотреть картинки в книжке, порисовать, побегать, попрыгать... А он сидит. В группе -тишина, порядок, божья благодать... Все это хочется взорвать! Пусть зашумят детские голоса, зазвенит детский смех, будет возня, шум!

Как следует из писем родителей, очень многое в детском саду мешает занятиям с детьми. Нет усердия и ответствен ности у воспитателей. Нет многого из того, что необходимо для рисования, лепки, аппликации.

«Каждый год нам в детском саду вручают список предметов, которые необходимо приобрести для своего ребенка. Высылаю вам такой список».— пишет И. Г. из г. Севастополя. В присланном списке 19 наименований! Фломастеры, краски, клей, кисточки, конструкторы, пластилин, ватман, альбомы и так далее.

Не в одном Севастополе родителей облагают такой данью. То же самое в Волхове, Черкассах, Архангельске, Минске и других городах, не говоря уже о селах. В чем дело? Все очень просто: сумма в 6 рублей 80 копеек на одного ребенка в год для приобретения инвентаря, игрушек и канцелярских принадлежностей, установленная в 1966 году, давным-давно стала явно недостаточной. За двадцать с лишним лет многие товары подорожали, качество их ухудшилось, так что нужно чаще менять, пополнять запас, и теперь детские сады нуждаются — остро нуждаются! — во многом необходимом. Никто не имеет права требовать, чтобы расходы несли родители, но можно понять заведующую П. Ивлеву из г. Жданова, которая пишет: «Как нам учить ребенка рисовать, если краски плохие, кисточек нет, альбомы пропали. Как учить, если вечно не хватает пособий по счету, материала для сюжетно-ролевых игр? Картинки для развития речи — вечная проблема...»

Объективности ради следует отметить, что в ведомственных садах дело обстоит несколько лучше (но не настолько, чтобы имелись причины для восторгов) — все-таки профкомы предприятий и учреждений стараются защитить интересы родителей, а следовательно, и детей. Там и питание получше, и денег побольше, а значит, заведующей можно не ходить с протянутой рукой, можно не обкладывать родителей данью.

А что делать бедным «гороновским» садам? Кто им поможет и из каких средств? Похоже РОНО это не беспокоит. Им важно, чтоб все было в порядке с точки зрения начальства, чтоб никаких ЧП, никаких жалоб. РОНО не скупятся на инспекторский догляд, но разве он что-нибудь решает или меняет! Инспектор пришел в сад, посмотрел, ушел, доложил — проблемы остались.

В почте немало писем о показухе в детских дошкольных учреждениях. «Дети говорят дома: «Завтра у нас комиссия, воспитательница велела принести хорошие игрушки в сад». Игрушки появляются, их расставляют по полкам для услаждения глаз членов комиссии. Дети наши привыкли к такой процедуре, они уже в своем нежном возрасте воспринимают показуху как нормальное, естественное дело»,— сообщает П. Свириденко из г. Одессы.

А вот что пишет в редакцию воспитательница детского сада Г. Комарова из г. Гомеля: «Что же мы делаем с нашими детьми! Все бегом, все спешим, остановиться некогда, лишний раз ребенка по головке не погладишь... Зато пятиминутки педагогические через день по два часа. Заведующая зайдет в группу, посмотрит, как карандаши зачинены, как бумага в туалете нарезана... Занятие на пять минут позже начнешь — замечание, игрушка валяется — выговор... А какое выражение лица у детей, почему у одного глаза заплаканы — проходит мимо внимания. Родители доверяют нам своих детей, оправдываем ли мы их доверие?!»

Особая и очень больная проблема — индивидуальный подход к каждому ребенку. Он должен быть, этот подход, как говорится, «по идее». А в жизни, увы, ничего подобного нет. «Я бываю на всех утренниках в саду, и ни разу моя Катя (она уже в старшей группе) не прочитала на нем ни одного стишка, не участвовала ни в одной инсценировке. Она очень переживает от этого. Я говорила с воспитательницей и услышала в ответ (при Кате!): «Сначала научите вашего ребенка как следует говорить!» Катя чуть-чуть картавит, но я не думаю, чтобы из-за такого незначительного дефекта можно обижать ребенка и давать ему почувствовать свою неполноценность»,— жалуется И. Селиверстова из г. Костромы.

Каждое из родительских писем свидетельствуют о недомыслии и ошибках в воспитательной работе. Неудивительно, что дошкольные учреждения доверия родителей не оправдывают.

Б. ЛЕОНИДОВА



Перейти в фотогалерею
Адрес: Саратовская обл.,
Ленинский р-он 1-я Одесская улица 15
Звоните: +7 (8452) 59-00-90.
Email: lukomorie-info@rambler.ru

«Любой человек, имеющий хотя бы капельку
внутреннего сосредоточения, а также желающий
уединиться от суеты города и жизненных проблем,
непременно найдет здесь необходимые сокровища»